Наверх
21 февраля 2018 в 13:02 Искусство Интервью 0 0 2484

Послезавтра

Евгения Боневерт

Художник и деятель печатной культуры — Евгения Боневерт в беседе с нами рассказала об обучении во Франции, принтах, зинах и своем новом проекте.


Расскажи немного о себе. Как ты пришла к тому, чем ты занимаешься?
Список моих занятий достаточно широкий. По профессии я графический дизайнер. Также занимаюсь шелкографией: печатаю работы художников в рамках своего издательского проекта, иногда нахожу время на печать своих работ, беру заказы, чтоб поднять кэш. Организовываю совместно с друзьями принт-маркеты и тематические события: «Вкус бумаги», (принт-зависимость), State of print – в рамках этих процессов совмещаю роли куратора и администратора: формулировка задачи для каждого проекта, отбор и общение с участниками, площадками, спонсорами и партнерами, smm. На это очень много времени уходит. Параллельно стараюсь не забывать про арт-практику, что для меня возможно самое важное, но, пока, приходиться отодвигать на второй или, скорей, четвертый план. И, наконец, сейчас новый проект – хочу сделать магазин принтов и зинов »послезавтра».  То есть получается я печатник, организатор, дизайнер, художник. Приходиться переключаться.

Евгения Боневерт
В этой стране всего несколько лет назад никто не знал и не интересовался художественной шелкографией, для того, чтоб этим заниматься необходимо было создать культурную среду, чем и стал “Вкус бумаги”. А »послезавтра» – это мой личный коммерческий проект, но в основе лежит желание трансформировать среду, которой принадлежишь и возможность продолжить заниматься современным искусством как художник, не заполняя бесконечные заявки на гранты, и не подстраиваясь под запросы арт-рынка.
Alone Принты студии МИР
Расскажи о своем опыте обучения во Франции и Москве. Как он повлиял на тебя?

Я прожила в Европе около шести лет. Из них три года училась в Школе декоративных искусств города Страсбург, на факультете графического дизайна и коммуникаций. Образование было бесплатным и открыло доступ во все школьные мастерские: металл, керамика, стекло, гравюра и т.д. Я прописалась в шелкографии. Даже сейчас, когда думаю почему там, так как было много других возможностей, точного ответа нет. Помню только, что в самый первый день посещения школы, меня поразила полка с красками и стеллажи чистой белой бумаги, все для студентов в свободном доступе.


Учили думать, а не делать классные картинки.


Опыт обучения оказался убийственным. Во-первых на самом факультете очень четко организованный учебный процесс, чего в моем первом институте, УралГАХА в Екатеринбурге, не хватало. Учили думать, а не делать классные картинки. И важным фактором оказалось открытость самих студентов. Это они, главным образом, активировали процессы: устраивали выставки, концерты, квартирники. Одним из больших событий в школе был ежегодный карт-бланш студентов. Учебное здание отдавалось ученикам, которые полностью брали на себя организацию события. Постоянно появлялись издательские проекты, инициированные самими студентами: Nyctalope, Psoriasis, Bastonnade, Carnet d’Ivoire. Это был отличный пример живой коммуникационной среды, где не надо никого мотивировать на действие или учебу – в отличие от картины, которую я наблюдаю в России. Видимо, этот опыт я проецирую на свою деятельность. Хочешь делать то, что нравится – делай.
Alone Выставка студенческих работ мастерской шелкографии “Faim de Serie” (фр: игра слов голоден до шелкографии/до серии)
Очень важным стало мое последующее московское образование в ИПСИ. Тут мне загрузили серьезный теоретический модуль и умение концентрироваться и работать с длинными текстами. С одной стороны, стало сложнее производить, т.к. на первом же этапе очень много идей бракуется, но сформировалось более комплексное понимание происходящих вокруг социальных и экономических явлений. Это очень помогает ориентироваться в пространстве и соскальзывать с мутных тем, в которых такие понятия как оптимизация, рационализация, экономика выгоды воспринимаются основополагающими. Это не значит, что я их отрицаю – они безусловно важная часть конструктора, но необходимо перенастраивать систему на более человеческие категории.
Alone «Вкус бумаги», 2016 г.
Количество участников на первом маркете было человек 20, в декабре нам прислали уже около 200 заявок.
Ты уже семь лет занимаешься печатной графикой, что изменилось в этой области в России за это время?

Уточню: 7 лет я занимаюсь шелкографией, а печатной графикой, как культурным явлением около трех лет. В декабре 2014 года я решила вернуться в Россию и Ильдар Искаков предложил делать совместный проект на базе его шелкографской мастерской “ПринтМафия”. Мы придумали “Вкус бумаги” и позвали Эльчина (Формат один) и Машу Ковалевскую (Проблемы белых стен). Прошло шесть “Вкусов”. Я могу сказать, что среда за это время ощутимо изменилась. Количество участников на первом маркете было человек 20, в декабре нам прислали уже около 200 заявок. На маркет приезжают художники из других городов. Из Санкт-Петербугра – Саша Гарт с работами местных авторов. На новогоднем маркете очень красивую ботаническую серию, отпечатанную в технике линогравюры, показала Саша Вальчук из Одессы. Были авторы из Саратова, Нижнего Новгорода. В 2016-м году к нам даже Владивосток добрался.

Alone “Ботаническая серия” - линогравюра, Александа Вальчук, Одесса
Сложилась своя аудитория, кто-то приходит за работой конкретного художника, кто-то ищет классный подарок, дизайнеры интерьера подбирают работы для своих проектов. Молодая публика подключается через работы известных им художников «уличной волны», которые с подачи «Формат один» с интересом отнеслись к тиражной графике. Кто-то из художников, как Aндрей Бергер или Дмитрий Аске отдает работы на печать в мастерские, ребята из ZUKCLUB сами печатают. Acid Bask, вообще, в гараже свои огромные листы создает. 
Важно также, что в Москве, наконец появились мастерские, ориентированные на художественную печать. Самая масштабная — Пиранези Лаб на Фабрике – это трехярусная мастерская с доступом к офортным станкам, шелкографии, ручной фотопечати. Очень красивое пространство, где еженедельно устраивают мастер-классы по различным печатным техникам. Также можно прийти поработать в TheScreen на Кристалле, научится делать линогравюру, монотипию, японскую гравюру по дереву (моку ханга) на мастер-классах от «Кружок скорого рисунка». Список мастерских есть на сайте Вкуса Бумаги.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Psoriasis 7 – издание студентов факультета иллюстрации HERE, 2013 Alone Nyctalope.9 - издание студентов факультета иллюстрации HERE, 2017 Alone Carne d’Ivoir – издание, автор Иван Дион, HERE, 2013
Почему ты решила открыть магазин? Чем такой формат на твой взгляд интереснее маркета «Вкус бумаги»?

Тут несколько разных причин совпало. Росло понимание, что необходимо делать коммерческий проект, и неожиданно пришло название »послезавтра». Как-то само собой это вышло, когда я пыталась писать текст для одной из моих художественных работ. Он так и не случился, а мысль повернула совсем в другую сторону. И, накануне, я познакомилась с ребятами из бара «Культура», искала пространство для (принт-зависимости). Локация мне очень понравилась. Сам бар минималистичен – серые стены, пульт, круглая стойка бара и расположен отлично. Вход через арку, оказываешься в колодце старого двора, с просевшими деревянными галереями. По стенам слоятся граффити – такая зона беспредела в зачищенном московсоком центре. Мне напомнило магазин Neurotitan в Берлине.

Не думаю, что можно сказать, что тот или иной формат интересней, это просто разные режимы производства. Публика всегда знает, где есть интересная коллекция авторских работ. Художники в комфортном для них режиме создают, не ускоряясь специально к маркету, что всегда влияет а качество и цели художественного процесса. Один из очевидных плюсов, который я на данный момент могу обозначить – будет легче работать с зарубежными авторами. Было бы здорово разбавить локальную графику новыми работами. Показать работы своих французских друзей Danslesiel Toutvabien,  Simon Tompson, Felix Meunier, Marion Fayolle, Satanic Mike. Очень хочется заманить в Россию такого автора как Joan Cornella. Кстати, этот же относится к авторам из регионов. Посмотрим, надеюсь все получится.

Alone Joan Cornella
Со временем должна подтянуться и широкая публика, распознав в данной инициативе культурную ценность.
Почему ты назвала свой новый проект именно так?

Мне кажется, это достаточно очевидно, особенно в 2018-м. Мой постоянный спутник — раздражение. Повод – перегрузка модуля критической теории. Хочется находится в другом состоянии, перешагнуть этот традиционалисткий, «консервный» период. В России есть много талантливых ребят: художников, модельеров, музыкантов, писателей, перерабатывающих тот своеобразный культурный слой, в котором проходят их жизни. Реализоваться возможности практически нет и часто сталкиваешься с системным непониманием. Круг твоего зрителя очень узкий, масса людей прокачана поп-культурой с установкой на котиков и пейзажи. Нет доступа ни к хорошему образованию, ни к площадкам. У Союза художников десятки выставочных залов по всему городу, но выставляются там «классики за шестьдесят». Очень хочется обновления. А »послезавтра» — место, в которое, по идее, должно формировать своего зрителя, так как магазин будет функционировать и как выставочная площадка и место для мастер-классов, издательских проектов и коллабораций.
Кому он может быть интересен?

Он может быть интересен всем. На первом этапе, прежде всего художникам, как место где они могут показывать и продавать свои работы, смотреть, что делают коллеги. Но со временем должна подтянуться и широкая публика, распознав в данной инициативе культурную ценность. Это такой вариант джентрификации сознания. 
Alone зин “Привет, это моя мама”, Марина Острикова, 18х25см, 25 экземпляров, издано Samopal Books, Сентябрь 2017, Владикавказ
Я подвожу к тому, что дистанция между художником и зрителем сокращается. Автор и зритель растут вместе.
Чем формат принтов и зинов может привлечь молодых художников и иллюстраторов?

У зина, как формата, очень большой потенциал. Это может быть как полноценное художественное высказывание (сравним с книгой художника), так и сквозной объект в рамках художественной практики. Хороший пример — зин Малафья, Паши Гришина.  В целом тут работают принципы независимого издательства или, как это называлось в СССР — самиздата, только с разницей, что это не запрещенка. Свободная циркуляция идей, без цензуры и ориентирования на глобальные тренды. Поток живого человеческого опыта. И очень здорово, когда к этому приходят ребята, которым есть, что сказать. Классные работы делает Женя Петрачков, фотограф. Он сотрудничает с номадическим издательством Samopal Books. Или замечательный молодой проект Саня х Саня, ребята пишут перверсивные тексты и периодически выпускают в форме зинов. Литературных журналов, готовых опубликовать данный контент не много, и независимое издательство позволяет им манифестировать свой опыт, мне кажется это очень важным явлением современной культуры. 
Принт – это вообще такой партизанинг. Не так много людей в России, особенно среди молодежи, может представить искусство в своем жизненном пространстве. Картина или скульптура дома? С принтом все гораздо проще, это — формат более доступный, так как отпечатан ограниченным или открытым тиражом, не требует столько внимания, как принято с живописью. В тот момент, когда у тебя  дома, на стене появляется работа с подписью автора, ты можешь допустить, что появится еще одна, а через какое-то время  это может стать и картиной. Я подвожу к тому, что дистанция между художником и зрителем сокращается. Автор и зритель растут вместе, что достаточно важно для так и не сложившегося российского арт рынка.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone “Запах кожуры от банана”, Саня х Саня Alone зин “Малафья”, Павел Гришин. Бумага, фотокопия, 18Х25см (на скрепке),32 страницы, 60 экземпляров, 2017 Alone "In Zelenka", tet9l, издано Samopal Books, 32 страницы, 100 копий, Симферополь и Ялта, 2015
Каким ты видишь идеальное развитие «Послезавтра»?

Хочу принт-империю! Полноценная галерея + магазин + мастерская печати. Чтоб регулярно проходили выставки и развески. Например, Саша Бобкова из Cookoushka придумала «завтрак иллюстраторов». Это такой формат, где иллюстраторы собираются вместе, пробуют готовить разные рецепты и рисуют. Самые вкусные блюда и удавшиеся рисунки выпускаются в виде зина. Хотелось бы чтоб больше подобных проектов реализовывалось на площадке! В целом, самое важное, чтоб правильные люди рядом работали – заряженные.
Когда ты планируешь открыть магазин?

Открытие запланировано на март. Точной даты пока нет, но думаю к концу февраля я с ней определюсь. Сейчас нужно закрыть краудфайндинг, на котором я собираю деньги на оборудование, необходимое для магазина. Потом будет конструкторский этап — сделать ящики, полки, рамы, необходимые для полноценной работы и вперед!

»послезавтра»

+ понравилось
В открытую В открытую

Фильм Никиты Номерза о граффити и уличном искусстве стал доступен для просмотра.

0 1926
Лекция о граффити №5 Лекция о граффити №5

Смотрите запись пятой лекции Дмитрия Аске, на которой он рассказал об образе жизни и мотивации райтеров, их мировоззрении и жизненном пути, а также о сегментах граффити-сообщества.

0 1118
Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь или войдите на сайт.