Наверх
11 октября 2012 в 14:10 Искусство Направления 6 15 8016

Cделай что-нибудь из ничего

Клеменс Бер, Аарон Моран, Luka, Clemens Behr

Трое молодых художников из Германии, Канады и России, использующие отслужившее дерево для создания абстрактных скульптур и ассамбляжей, — о своем методе, поиске и отношении к материалу с историей.


Мусор — одно из самых неоднозначных окружающих нас явлений. Во-первых, никто не знает, что с ним делать. Вполне понятная и полезная вещь вдруг превращается в нечто, чье назначение и судьба становятся загадкой. Обыденный предмет оборачивается странным, даже в чем-то пугающим именно в силу возникшей неопределенности своей функции. Несколько похожие эмоции мы иногда испытываем к арт-объектам, не в последнюю очередь из-за их трагической несостыковки с привычной нам реальностью. Во-вторых, мусор – это всегда смерть. Но смерть, оставляющая после себя так много, что невольно чувствуешь, будто за этой смертью кроется не забвение, а переход в некие иные состояния. Подобные ощущения обычно не мучают нас жаждой контакта с отслужившей вещью: мы словно даем добро на ее молчаливый переход в иные миры. Канадский скульптор Аарон Моран, немец Клеменс Бер и московский художник Алексей Лука рассказали о том, что происходит, когда этот контакт все же возникает.
Аарон Моран

Аарон Моран (Aaron S. Moran) родился в 1986-м году в пригороде Ванкувера, где живет и работает до сих пор. В фокусе его работы – тема бездумного уничтожения истории людей через разрушение их домов и всего, что этих людей когда-то окружало и было любимо; беспечное отношение к ресурсам и неумение ценить то, что может прожить вторую жизнь и быть нужным. Сам он называет свои скульптуры абстрактным геометрическим ассамбляжем. Среди тех, чьи работы его вдохновляют, Аарон выделяет Фрэнка Стеллу (Frank Stella), Моше Сафди (Moshe Safdie), Фрэнка Гери (Frank Gehry), Аниша Капура (Anish Kapoor), Бориса Теллегена (Boris Tellegen).
Ты помнишь момент, в который понял, что должен что-то делать?

Это произошло пару лет назад, когда я ехал по своим родным окрестностям и вдруг увидел, что фактически каждый кусок земли был отдан под какое-то новое строительство. Леса, пустые земельные участки, старые дома — все превратилось в изрытые пустыри, большинство из которых были покрыты старыми бревнами и строительными материалами. Весь этот мусор показался мне очень красивым, я собрал немного — так все и началось.



Ассамбляж от фр. assemblage — техника визуального искусства, родственная коллажу, в которой используются объемные детали или целые предметы, скомпонованные на плоскости как картина.

Что ты чувствуешь по отношению к местам, в которых ищешь материал для работы? И что чувствуешь по отношению к самому материалу, который собираешь?

Мне немного странно и грустно ходить по всем этим пустырям, особенно если раньше на них стояли дома. Там всегда разбросана масса совершенно разных предметов, которые сегодня уже перешли в ранг отходов: от детских игрушек, документов, видеопленок до кухонной утвари. Странно перебирать то, что раньше принадлежало кому-то, было для кого-то важным, а теперь оказалось обычным мусором. Я обычно ищу деревянные объекты, которым уже, конечно, ничем не могу помочь. Но, по крайней мере, я всегда помню, где именно нашел ту или иную вещь.
«Отрицание преемственности территорий кажется мне в высшей степени недальновидной и потребительской позицией.»
Насколько я понимаю, тебя увлекает возможность дать вторую жизнь старому, уже однажды использованному, а теперь никому не нужному природному материалу, так?

Да, именно. Одну историю стирают без остатка для того, чтобы на ее месте возникла другая, причем, как правило, обе эти истории забываются навсегда. То, что волнует меня больше всего – это полное игнорирование истории той территории, на которой теперь строятся довольно уродливые типовые дома. Это отрицание преемственности территорий и земли кажется мне в высшей степени недальновидной и потребительской позицией.

Фото: © Аарон Моран
«Посредством ассамбляжа и живописи я исследую миф всеобщего прогресса,» — это цитата из твоего небольшого манифеста. Что именно ты имеешь в виду?

Говоря о «мифе прогресса», я подразумеваю свой интерес к исследованию того всеобщего заблуждения, что якобы строительство все в больших объемах и на все больших скоростях каким-то не вполне ясным образом ведет к прогрессу нашего общества. Как я упомянул выше, прогресс, с точки зрения таких людей, это — разрушение старой истории для постройки на ее месте новой. Конечно, если принимать в расчет исключительно старые обветшалые дома, то это можно рассматривать как восстановительные меры, но когда уничтожаются леса, парки — как это можно назвать прогрессом?
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Фото: © Аарон Моран Alone Фото: © Аарон Моран Alone Фото: © Аарон Моран
Что ты чувствуешь по отношению к климату потребления в современном обществе? Проблема громадной растраты ресурсов — тебя это волнует?

Это — беда, особенно когда дело касается переработки и вторичного использования материалов. Хорошо, когда художник может четко транслировать проблему, но, что касается меня, я в целом работаю на себя и для себя. В конце концов, я делаю что-то, что помогает сохранить материалы, оказавшиеся выброшенными, и, в общем, считаю, что вношу свою небольшую лепту как самими своими работами, так и методом производства.
Расскажи немного об арт-сцене Ванкувера. У вас в городе много молодых талантливых художников?

Мне трудно как-то комментировать происходящее в Ванкувере, потому что я не чувствую себя полностью причастным к местному художественному сообществу. Я сам из пригорода, и свои работы делаю за пределами города. Думаю, что контекст, внутри которого я творю, очень важен: если бы я работал в пределах города, то из моего окружения исчезла бы сама первопричина моей работы. А насчет сообщества, есть несколько страстно увлеченных личностей, которые очень много работают, невольно создавая вокруг себя площадку для возникновения и развития художников. Они берут на себя  ответственность и рискуют, потому что действительно верят в колоссальную силу и важность искусства и фактически формируют всю художественную среду.
Клеменс Бер

Клеменс Бер (Clemens Behr) родился в 1985-м году в немецком городе Кобленц. Он окончил университет в Дортмунде и в Барселоне, а сейчас учится в Берлине. Увлечение скейтбордингом и граффити привели его к уличному искусству. Основным методом работы для него остается формалистский поиск и эксперименты с материалами, основными из которых являются картон и деревянные бруски. Все свои работы Клеменс делает без эскиза, пытаясь вписать абстрактные формы в выбранное пространство. Среди художников, чьи работы его вдохновляют, Клеменс называет Курта Швиттерса (Kurt Schwitters), Гордона Матта Кларка (Gordon Matta Clark) и Мишеля Гондри (Michel Gondry).
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Фото: © Клеменс Бер Alone Фото: © Клеменс Бер Alone Фото: © Клеменс Бер Alone Фото: © Клеменс Бер Alone Фото: © Клеменс Бер Alone Фото: © Клеменс Бер Alone Фото: © Клеменс Бер
«Мои скульптуры не несут никакого послания — я вообще не думаю по этому поводу.»
Когда и как ты понял, что ты хочешь перейти от плоскостных к объемным формам?

Я всегда получал массу удовольствия, клея от руки коллажи. Когда я делал свою первую выставку, то хотел поместить иллюстрации в какую-то цельную, неслучайную среду и сделал для них рамки, используя картон и клейкую ленту. Я продолжил делать такие штуки, и в один прекрасный момент вдруг и рамки, и краска, и сама среда внезапно слились для меня в одну пластическую массу. Через несколько лет я начал специализироваться на таких работах и исследовать пластику и метаморфозы объема.

Фото: © Клеменс Бер
Почему ты используешь именно эти материалы – дерево, фанеру, картон? И что ты хочешь сказать своими работами городу и людям?

То, с чем я работаю —  это самые дешевые материалы из тех, что есть вокруг, или даже вовсе бесплатные. Я могу достать их почти где угодно, а работать с ними просто и легко. Мои скульптуры не несут никакого послания — я вообще не думаю по этому поводу. Круто, если они кому-то нравятся. В конечном счете я просто хочу, чтобы мне нравился визуальный продукт. Моя цель — это игра с пространством и моя реакция на него. Самым лучшим визуальным решением оказывается для меня искаженный трехмерный коллаж самой среды. Вот в целом то, что я сейчас думаю по этому поводу. Кстати, мои работы часто сравнивают с оригами, но я совсем не люблю оригами, а свои скульптуры я назвал бы, например, дефрагментированными геометрическими коллажами в пространстве.

Фото: © Клеменс Бер
Формализм — концепция, согласно которой художественная ценность произведения искусства всецело зависит от его формы, т.е. от способа изготовления, наблюдаемых аспектов и среды, в которую оно помещено, и не зависит ни от контекста, ни от причин создания, ни от обстоятельств жизни художника. В отличие от реализма, для которого важен контекст и содержание произведения, формализм делает акцент на элементах композиции, таких как цвет, линия, изгибы, текстура. Данная концепция доминировала в искусстве с конца  XIX до середины XX века.
Есть ли у тебя образ некоей максимальной отдачи от работы, и в чем он выражается?

Так как я люблю элемент игры с пространством, в котором работаю, процесс всегда включает в себя долю импровизации. Я вижу, что может предложить мне пространство, и пытаюсь вытащить из этого максимум. Где-то я могу залезть повыше, чтобы установить скульптуру на нужной высоте, а вокруг — ветер, отключенное электричество, куча людей, ослы или мотоциклы, дождь и что угодно еще… Каждый день в разных местах — разные условия, зачастую довольно непредсказуемые — это безумно мне нравится, и это отражается в моих работах.
Алексей Лука

Алексей Лучко, известный под псевдонимом Лука (Luka), — один из представителей отечественного лоу-броу движения, не так давно пришедший к работе с объемом. Он родился в Москве в 1983-м году и занимается творчеством уже более десяти лет. Алексей не только рисует на стенах и холстах, но также создает коллажи, объемные композиции из дерева и других материалов, цифровые персональные и коммерческие работы, в которых всегда безошибочно прослеживается его оригинальный стиль. На первый взгляд работы Алексея представляют собой абстрактные композиции в приглушенных тонах, но во всех изображениях присутствуют скрытые сюжеты и минималистичные персонажи.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Фото: © Алексей Лука Alone Фото: © Алексей Лука Alone Фото: © Алексей Лука
«На улице часто можно найти именно то, что мне нужно. Для меня критерий один — это визуальный образ дерева, его фактура и цвет.»
Как бы ты сам назвал свои объемные работы? И где ты ищешь материалы — рамы, старые доски?

Я не могу сказать, что работаю с объемом, так как в основном мои работы с деревом читаются только в одной плоскости. Скорее это — ассамбляж: тот же коллаж, составленный из множества деталей, но уже с добавлением целых предметов. Новый прием, дающий больше возможностей. Мне всегда было интересно объединять разные техники, пробовать совмещать различные вещи в одно целое и получать гармоничный результат. В основном я использую объекты, которые уже имеют некоторую историю. Такой подход обусловлен, прежде всего, тем, что этот материал легко достать: он есть у каждого в кладовке или в гараже. Большую часть я просто забираю у друзей: разбираю старую, никому не нужную мебель и заборы. На улице часто можно найти именно то, что нужно. Для меня критерий один — это визуальный образ дерева, его фактура и цвет.
Лоу-броу (lowbrow art movement) — направление в андеграундном искусстве. Термин впервые появился в 1970-х годах в Сан-Франциско и включал в себя комикс, уличное искусство и прочие субкультурные явления, основанные, в первую очередь, на формалистском подходе. Яркими представителями лоу-броу течения является группа художников так называемой Mission School, назвавшие себя Beautiful Losers и следующие в своей работе девизу: Make something from nothing ('Cделай что-нибудь из ничего').
Каким же должен быть этот образ, чему он должен соответствовать?

Трудно определить какие-то четкие критерии. Идешь ты, например, по улице, видишь классный шкаф, и соответствовать он может чему угодно — твоему сегодняшнему настроению, ассоциироваться с тем, что давно хотелось выразить, с портретом девушки, который видел вчера, и с чем угодно еще. Сложно выделить что-то, помимо возникающей эмоциональной связи с объектом. Есть фактор цвета — я люблю природные сочетания, во всех работах использую грязные оттенки, делая при этом яркий акцент.


То есть твой подход на сегодня — сугубо эмоциональный. А смыслы — есть ли стремление перейти к более конкретным высказываниям в работах?

Сейчас я чувствую стремление упростить картинку, перейти от абстрактного образа к чему-то другому, новому, чего еще сам не осознаю до конца. Я начал упрощать лица персонажей, фигуры, перемешивать это с какой-то геометрией, и чувствую стремление ко все большему упрощению. Остаются любимые элементы, вроде глаза, который прямоугольничком вылезает откуда-нибудь и как будто следит за тобой. Вообще, я сейчас нахожусь на перепутье — то, что я делал раньше, меня больше не привлекает — когда ты отталкиваешься только от визуального образа и рисуешь так, как у тебя набита рука. Да, во мне появляется потребность вложить в работу больше смысла, идеи, чтобы зритель стал более приобщен к работе и видел за этим нечто большее, чем просто набор абстрактных линий.
Переломный момент?

Да, и ты не совсем понимаешь, что делать дальше. Но я рад, что этот момент у меня вообще наступил, ведь многие продолжают делать то, что делают и заходят в тупик. При этом я так долго работал в одном направлении, что теперь, когда выработаны почерк и узнаваемая графика, думаю, будет легче высказать свои мысли и настроить зрителя на определенный диалог.


Ты как-то говорил, тебя привлекает советская эстетика. Кто-то конкретный? Или, может быть, какой-то отдельный период?

Меня в целом привлекает то, что стояло за этим. Пусть вся эта пропаганда была наивна, но в этом было столько благородства и доброты, простые сюжеты возвышались до небес, и такую же энергию ты от всего этого получаешь. Живя в нашем обществе, понимаешь, что, не то чтобы так оно и должно быть, но этого определенно не хватает. Взять даже мозаики в нашем метро — я часто пытаюсь делать свои работы композиционно и формально похожими на них.
При этом одним из моментов советского наследия для нас стало то, что сообщество так называемых лоу-броу художников развито достаточно плохо.

Да, если сравнивать нашу постграффити и лоу-броу тусовку с западной, то у нас она очень молода, все только начинает развиваться, а на старшем поколении все еще сказывается советский режим. Я, как оптимист, думал, что многие граффити-художники будут развиваться и привносить в граффити что-то новое, но, как показало время, этого не произошло. Граффити осталось субкультурным явлением, и люди много лет спустя все так же продолжают писать свое имя, не развиваясь ни в техническом, ни в личностном плане. Движение вперед всегда происходит через эксперимент и поиск нового.
Материал подготовила Наталья Серкова.
Вы можете узнать больше о художниках, посетив сайты Аарона Морана, Клеменса Бера и Алексея Луки.
15 понравилось
Лоскутное одеяло Лоскутное одеяло

Группа уличных художников создала яркую роспись в проходе под мостом в 4-м Сыромятническом переулке в Москве, который долгое время находился в неприглядном виде.

14 6987
Музей болгарской графики Музей болгарской графики

Группа энтузиастов собрала в виртуальном музее Socmus большую коллекцию работ болгарских художников и графических дизайнеров времен социализма.

12 5715
Userpics_micro
CHIZZ 11 октября 2012 в 17:14 ссылка на комментарий
Последние слова Алексея Луки очень в точку
3
Userpics_micro
Pavel_Rtue 12 октября 2012 в 03:03 ссылка на комментарий
Надеюсь это не последние его слова)). Леша, интересный проэкт, интересные работы.
2
Missing
MaxOn 12 октября 2012 в 14:52 ссылка на комментарий
Классный сайт сделали вы!!! Здоровские интервьюшки и хороший подбор информации!!
5
Userpics_micro
MES_crew 17 октября 2012 в 11:17 ссылка на комментарий
pain brakers восхищают своим сочетанием цветов! я их уже даже не смотря на стиль и шрифт узнаю
-1
Userpics_micro
Aske 17 октября 2012 в 12:36 ссылка на комментарий
Коллектива Pain Brakers уже давно не существует, так же как и Mainstreamers. Леша Лука и Вова Нутк уже два года занимаются творчеством независимо друг от друга. Безусловно, их стиль узнаваем с первого взгляда, но лучше было бы все-таки не назвать их PB, чтобы не вводить в заблуждение других читатаелей.
3
Userpics_micro
Theko 12 ноября 2012 в 19:34 ссылка на комментарий
много заносчивых фраз
-2
Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь или войдите на сайт.