Наверх
21 августа 2014 в 10:08 Уличная культура Активисты 0 1 5735

Интервью с Хейзом

Haze, Faces&Laces

Легендарный американец приезжал в Москву, чтобы принять участие в интерактивной выставке Faces&Laces. Мы встретились и побеседовали о граффити, стрит-арте, уличной моде и бренде Haze.

Alone Эрик Хейз во время пресс-конференции в Москве. Фото: © Игорь 1337x
11-го августа в магазине G-Shock на дизайн-заводе «Флакон» состоялась встреча с Эриком Хейзом. Во время пресс-конференции он рассказал, что ему очень понравилось на Faces&Laces, что он обожает ходить на бокс и поделился своей любимой пословицей: «Если вы любите то, чем занимаетесь, вам никогда не придется работать». Редакция CODE RED побеседовала с Эриком, и он рассказал о своем творчестве, бизнесе и отношении к граффити и уличному искусству.
Alone Работа Хейза на Faces&Laces 2014 в Парке Горького. Фото: © Игорь 1337x
«Что касается моих прошлых заслуг, глупо сидеть за новым столом и говорить о том, что уже съедено.»
Люди часто задают Вам одни и те же вопросы, особенно о Вашем прошлом? 

Да, очень часто.

Чтобы Вы хотели рассказать о Хейзе сегодня, а не о Хейзе тридцать лет назад?

Я рад, что вы спросили. Потому что для меня последние лет десять важно не делать акцент на истории, на прошлом. Мне хочется продолжать создавать работы, которые, как мне кажется, будут выглядеть современно и будут направлены в будущее. 
Alone Фото: © Игорь 1337x
Вас часто называют легендой. Как Вы себя ощущаете?

Вот хорошая история, связанная с этим. Я десять лет жил в Калифорнии. И когда я вернулся в Нью-Йоркский, моим первым проектом был дизайн бутылки для Mountain Dew. Они спросили: «Как ты хочешь презентовать этот проект? Какую сделать инсталляцию? У нас хороший бюджет». И все начали предлагать сделать ретроспективу музыкальных обложек и логотипов, которые я сделал в начале своей дизайнерской карьеры. А я сказал: «Нет, чуваки. Я вернулся домой в Нью-Йорк не за тем, чтобы обсуждать то, что я сделал двадцать лет назад. Я вернулся, чтобы засучить рукава и создать новые работы». 

Как Вы снова занялись искусством?

Когда я открыл дизайн-студию, в 1986-м году, я отошел от мира искусства, от мира галерей. Мне это было неинтересно. Не было интересного диалога. А когда я вернулся домой, в середине 2000-х, диалог стал интересным. И молодое поколение граффити-художников делает важную работу. Для меня было важно присоединиться к этому современному диалогу. А что касается моих прошлых заслуг, глупо сидеть за новым столом и говорить о том, что уже съедено.

Alone Эрик Хейз и Нильс Шу Мёльман
Вы вместе в Нильсом Шу Мёльманом организовали в 2008-м году выставку Calligraffiti. Как вы познакомились?

Мы с Нильсом дружим уже больше двадцати лет. В 1988-и году у моего друга из Нью-Йорка была выставка в Голландии, в Гарлеме. И мы приехали на открытие, чтобы устроить ему сюрприз. Там я познакомился с Нильсом. После этого я часто приезжал в Амстердам. Мы с ним хорошие друзья. 

Что касается выставки Calligraffiti, где-то в 2007-м Нильс приехал в Нью-Йорк и остановился у меня. Мы оба так долго занимались графическим дизайном и коммерческой фигней, что решили, что пора отдохнуть от компьютера и заняться искусством. Мы купили бумаги, чернил, маркеров и начали пробовать разные штуки. Так мы провели пару недель. И после этого сделали в Амстердаме выставку Calligraffiti. Потом Нильсом предложил мне сделать еще одну такую выставку, а я сказал: «Знаешь, каллиграффити отлично описывает то, что делаешь ты, но не то, что делаю я. Так что ты должен забрать себе каллиграффити и развивать его».
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Райм Alone Ривок
Вы следите за развитием граффити? Или Вам это уже неинтересно?

Я перестал рисовать на поездах и на улице еще в 1980-е, и в 1990-е, когда я жил в Калифорнии и активно занимался продвижением своего бренда одежды, я практически не следил за граффити. Старые добрые времена меня уже не интересовали. Конечно, когда все только начиналось, было очень много хороших райтеров, но в 1990-е они уже не рисовали. В середине 2000-х в Калифорнии я познакомился в Раймом, Ривоком и другими ребятами из MSK. Например, с Эклипсом (Elipse) я знаком больше двадцати лет, со времен выставок уличной одежды…

И вот однажды Райм сказал: «Чувак, у нас есть краска. Хочешь порисовать?» Я сказал: «Не, я завязал с рисованием». И вот я смотрел, как все рисуют и, когда ложился спать, подумал: «А может попробовать?» На следующий день я спросил, знают ли они какое-нибудь тихое место…

Суть в том, что дружба с этими ребятами заставила меня оглядеться и увидеть, что происходит в граффити, что рисует молодое поколение. Благодаря им граффити снова стало интересным и веселым занятием. Это уже не были старые добрые времена: райтеры выработали свои собственные, новые стили, свой новый язык. И мне было интересно как бы скрестить поколения. Конечно, я не хожу рисовать каждую ночь... Лет пять назад в Калифорнии была своего рода «золотая эра», когда ребята из MSK все время рисовали, и меня заинтересовало то, что они делают. После долгого перерыва мне стало интересно, что происходит в граффити, и меня снова это стало будоражить.

Alone Совместная работа Хейза и Райма. Акрил на холсте, 2014 г. Фото: © Райм
«Стрит-арт — это ярлык для тех, кто не в теме.»
Что Вы думаете об уличном искусстве?

Мне не нравятся ярлыки — например, «уличное искусство». Или когда про меня говорят: «граффити-художник Хейзе». Я был граффити-художником тридцать лет назад! А сейчас я – графический дизайнер, арт-директор, владелец бренда — мне не нужны ярлыки. И я не думаю, что они кому-то служат хорошую службу. Это просто определение, с помощью которого обобщают очень разных людей, которые занимаются каждый своим делом. «Уличные художники» сами себя так не называют. Это – ярлык для тех, кто не в теме. Я бы сказал, что появление стрит-арта выгодно для бизнеса, потому что люди тратят деньги там, где им приятно находиться. И то, что уличное искусство стало официально признанным, облегчает жизнь художников: они могут легально зарабатывать себе на жизнь. 
Но ведь все движется по кругу... Так, в 1980-х годах граффити как новому виду искусства уделяли очень много внимания. Но при этом практически не было успешных граффити-райтеров. А люди, которые стали очень успешными, например, Кит Харинг или Жан-Мишель Баскийя… Граффити очень сильно повлияло на их творчество, но они сами не были райтерами. И нечто похожее происходит сегодня с уличным искусством. На миллион уличных художников приходится пара Бэнкси и пара Шепардов Фэйри. А когда все внимание приковано к Бэнкси или к Шепарду, очень многие достойные внимания не получают его, потому что популярным становится то, что признают официально.
Alone Совместный проект Хейза и Mountain Dew
Вы были одним из первых граффити-райтеров, которые участвовали в совместных проектах с крупными бредами одежды и обуви. Сейчас в этом нет ничего необычного, а какие ощущения у Вас были тогда?

Честно говоря, всегда было очень приятно: в этом было и общественное признание, и какое-то самоутверждение. Когда я в первый раз сотрудничал с Nike... Для меня это был момент волшебства: «Смотрите! Мой граффити-тег стоит рядом и ценится так же, как и логотип Nike». Это был не только мой личный успех, это был успех для граффити в целом. Мы наконец дожили до того, что то, чем мы занимаемся, если и не стало легально... Люди по крайней мере признали ценность того, что мы делаем, на столько, что эти гигантские корпорации стали предлагать нам сотрудничество. 
И это волшебство не пропало с годами?

Нет, и мне очень важно, что этот волшебный момент всегда присутствует. Я испытываю огромное удовлетворение от того, что создал полностью независимый бренд, который воспринимают наравне с этими гигантскими корпорациями. В этом есть какя-то магия. Вот я мальчишкой тянусь в магазине за бутылкой Mountain Dew, мне восемь лет... И вот я делаю для них дизайн — я на водительском сиденье. 

Alone Витрина магазина бренда Haze в Токио, 2006 г.
Почему сейчас такая мода на совместные проекты с художниками?

Вот хороший пример. В 2004-м году я работал над очень крупным проектом для Apple. Я создал графику и анимацию для одной из первых игр для iPod. Но мне не разрешили об этом рассказывать. Меня заставили подписать кучу бумаг о неразглашении. И кто-то мне сказал: «Ты, наверное, так рад быть частью этих новых технологий!» А я сказал: «Нет, им нужны такие люди, как мы, чтобы сделать свой товар более человечным». Это — симбиоз, в этом вся суть совместных проектов. Сейчас весь мир сходит с ума от коллабораций. Это — обычное дело. Но просто тот факт, что это совместный проект, не значит, что в нем есть смысл. Часто можно увидеть проекты, которые делали с кем-то, потому что человек известен или он делает что-то модное...
Расскажите, с какими сложностями Вы столкнулись как основатель, владелец и директор независимого бренда одежды?

Бизнес, связанный с одеждой, очень не простой. Я не знаю, так ли это в России, но в мире у компаний на рынке одежды нет промежуточного состояния: если ты не двигаешься вперед, ты откатываешься назад. И многие бренды не могут сразу себе позволить расти. Мы все начинали примерно так: «Я хочу делать что-то клевое, чем бы я мог гордиться. И если это будет приносить достаточно денег, чтобы обеспечивать себя, этого более чем достаточно». Но что-то дается просто, как раз когда ты новичок. Это — мир моды: все хотят найти что-то новое, что-то крутое. Но через некоторое время ты перестаешь быть новым брендом, и всегда есть люди, которые уходят, увидев что-то новое. Так что затраты все увеличиваются, а отдача все уменьшается. 
Alone Магазин бренда Haze в Токио
«Была пара лет, когда я не мог понять, что происходит: дизайн и качество улучшились, а зарабатывать мы стали меньше.»
Например, у меня была пара лет, когда я не мог понять, что происходит: дизайн и качество нашей одежды улучшились, а зарабатывать мы стали меньше. И я понял, что есть некий потолок, который ты в какой-то момент достигаешь, если ты ограничен в средствах. Если посмотреть на мое поколение, то девять из десяти брендов нашли инвесторов, чтобы расти дальше. Например, Triple Five Soul, X-Large, Stüssy – все они начинали как маленькие независимые бренды. Очень мало кто не пошел на компромисс и выжил.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Хейз во время интервью. Фото: © Игорь 1337x Alone Хейз во время интервью. Фото: © Игорь 1337x Alone Хейз во время интервью. Фото: © Игорь 1337x
«Последние лет десять-пятнадцать я все время думал, что баланс – самое важное в жизни.»
Как менялась политика бренда на протяжении его существования?

Вот один очень важный момент. В конце 1990-х я понял, что мы попали в ловушку. Будучи брендом одежды, мы были вынуждены соперничать с этими огромными корпорациями. И я сказал себе: «Я совершенно не нужен для того, чтобы сделать очередные штаны Cargo. И глупо с моей стороны пытаться конкурировать, например, со Stüssy, делая штаны Cargo». И я подумал: «Ну хорошо. У меня есть дизайн-студия и бренд одежды. И я не хочу, чтобы имя Haze ассоциировалось только с одеждой. Самое главное, чтобы люди поняли, что мы – дизайн-студия, связанная с искусством, которая выпускает свою одежду». И тогда я задумался над совместными проектами. Потому что, если я начинаю переживать из-за продаж или думать, какие счета нужно оплатить, я отдалюсь от того, что для меня важно и что я хорошо умею делать. Коллаборации позволяют мне поддерживать модный и свежий имидж бренда и конкурировать с компаниями, у которых лучше поставлены маркетинг и продажи, и заниматься своим делом вместо того, чтобы заниматься всем.
Как сейчас идут дела у бренда Haze?

Все хорошо, и я очень счастлив. Это было самое мудрое решение, которое я когда-либо принял. Я увидел эту развилку и сказал себе: «Я не хочу так углубляться в бизнес, что у меня не останется времени на дизайн. И я не хочу, чтобы дизайн засосал меня на столько, что у меня не останется времени на творчество». Последние лет десять-пятнадцать я все время думал, что баланс – самое важное в жизни. И за последние пять лет мне удалось найти эту золотую середину, и люди это поняли.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Эскиз Rime, сделанный Хейзом, 2012 г. Фото: © Райм Alone Рисунок Rime, сделанный в Нью-Йорке самим Раймом по эскизу Хейза, 2012 г.
«Самое главное в жизни – это любовь, дружба и уважение.»
Легко ли Вам найти общий язык с молодежью?

Да, чем старше ты становишься, тем отчетливей понимаешь, что не знаешь всего. Лучше всего, наверное, будет сказать, что обычно я выступаю в роли учителя, но я всегда помню, что я тоже до сих пор ученик. Все, что происходит с нами в жизни, происходит в связи с другими людьми. Именно поэтому я здесь, в Москве. Если бы это была просто работа, просто деньги, возможно, я бы не поехал. Для меня это возможность узнать что-то новое и, хочется надеяться, оставить что-то, что научит или вдохновит других. В конце концов, самое главное в жизни – это любовь, дружба и уважение.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Хейз на Faces&Laces 2014. Фото: © Игорь 1337x Alone Хейз на Faces&Laces 2014. Фото: © Игорь 1337x
«Ты никогда не ошибешься, если веришь в то, чем занимаешься.» 
И в заключении, какой совет Вы бы дали начинающим граффити-райтерами, художникам, людям, отрывающим свой бренд одежды?

Мы все разные. И, возможно, самое главное, что нужно сделать в начале пути, это понять, кто ты, что делает тебя необычным, что ты любишь, какая у тебя страсть. Потому что, если тебе нравится то, чем ты занимаешься, люди заметят твой энтузиазм и откликнуться на него. Конечно, мы все что-то копируем, когда начинаем чем-то заниматься. Важно подталкивать людей к тому, чтобы они думали о себе, как о необычных людях, и о том, что необычного они могут предложить миру. Все, что мы делаем, необычно: что-то – работа, что-то – увлечение... Но если ты во что-то веришь, никто у тебя этого не отнимет. Ты никогда не ошибешься, если веришь в то, чем занимаешься. 

Alone Фото: © Игорь 1337x
«Сначала нужно заработать уважение, а уже потом придут деньги. В обратном порядке это не работает.»
Существует миллион клише по этому поводу... И, возможно, это одно из них: современное поколение выросло в эпоху Интернета, и скорость передачи информации так высока, что все хотят мгновенных результатов. Они хотят мгновенного успеха, мгновенной славы и мгновенных результатов. А люди моего поколения были готовы к тому, что нужно будет достаточно долго ждать, прежде чем появятся результаты. Например, в граффити нужно было долго рисовать эскизы и практиковаться, чтобы разработать свой стиль и заслужить уважение. И нужно быть готовым работать. Не существует замены опыту, не существует замены практике. Сначала нужно заработать уважение, а уже потом придут деньги. В обратном порядке это не работает.
Alone Эрик Хейз во время пресс-конференции в Москве. Фото: © Игорь 1337x
Материал подготовила 
Ксения По
Узнать больше об Эрике Хейзе вы можете, прочитав нашу статью о нем и посетив его сайт.
1 понравилось
Битч: старая школа Битч: старая школа

За свою карьеру легендарный польский трейнрайтер успел порисовать в десятках стран на нескольких континентах и расписал огромное количество поездов.

2 1824
Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь или войдите на сайт.