Наверх
07 апреля 2014 в 14:04 Стрит-арт История 0 8 15943

Удивительная Лодзь

Лодзь, Польша

Российская студентка, проходящая практику в Польше, рассказала интересную историю крупного промышленного города, который после экономического спада превратился в один из центров восточно-европейского стрит-арта.

Alone Триттман (3ttman). Фото: © Urban Forms Foundation
Александра Кроликова — журналист, студентка кафедры истории и теории искусства Университета Яна Эвангелиста Пуркине в чешском городе Усти-над-Лабем (Jana Evangelisty Purkyně v Ústí nad Labem). Она занимается кураторскими исследованиями в области восточно-европейского стрит-арта, а последние полгода является сотрудником фонда Urban Forms Foundation, который находится в польском городе Лодзи. Александра изучает городское искусство и участвует в организации международных проектов создания настенной живописи.
История города
Alone Рыночная площадь и «Мануфактура»
В Польше за последние пять лет произошел стремительный расцвет стрит-арта. Практически в каждом крупном городе есть свой фестиваль и галереи, работающие с уличным искусством. Очень интересным примером является город Лодзь и фонд Urban Forms Foundation.
Лодзь (Łódź, польск. 'ладья', 'лодка', произносится как 'вуч') — третий по величине город Польши, который является классическим примером последствия европейской деиндустриализации. Бывший промышленный лидер Восточной Европы переживает сокращение населения: повсюду можно наткнуться на незаселенные и заброшенные дома, не говоря уже о старых фабриках. Обратная сторона медали — своеобразный городской пейзаж привлекает поклонников индустриального туризма и является отличной средой для уличных художников.


Герб Лодзи
Alone Кафедральный собор Св. Станислава Костки
В отличие от других польских городов Лодзь стала быстро развиваться только в 20-е годы XIX века. В этот период Россия снизила таможенные тарифы на польскую продукцию, и в городе начался настоящий бум текстильного производства. Из маленькой деревни Лодзь за считанные годы превратилась в крупный центр. Создавались суконные и ткацкие фабрики, росли рабочие кварталы. Благоприятные экономические и жилищные условия привлекали иностранных предпринимателей. Большую роль в истории города сыграли еврейские промышленники, которые после выселения из Москвы перевели сюда свои предприятия с лучшим для того времени оборудованием.

Twocol Twocol
Первые мануфактуры и механизированные фабрики строились в стиле классицизма и имели гладкие, оштукатуренные стены. Во второй половине XIX века при строительстве использовали красный кирпич и железобетонные конструкции, поэтому город стали называть польским Манчестером. Сюда прибывали работники со всей Европы, создавая тем самым конгломерат национальностей и культур с преимуществом поляков, русских, евреев и немцев.

Alone «Мануфактура»
Экономический расцвет города сказался и на его внешнем облике. Центр украсили дворцы и резиденции промышленников и банкиров, были созданы парки, построены театры, множились магазины и ресторации. Состоятельные заказчики приглашали именитых архитекторов и не стесняли их в средствах, благодаря чему в городе можно встретить сочетания необарокко, флорентийского ренессанса, модерна и функционализма. 
Twocol Twocol
После Первой мировой войны Лодзь вошла в состав Польской Республики и тем самым потеряла обширный российский рынок. Период интенсивного роста остался позади, но город сохранил статус промышленного центра до момента оккупации немецкими войсками и включения в состав Рейха. За годы Второй мировой войны Лодзь потеряла практически все еврейское население — около трети жителей города, —а после освобождения город поспешили покинуть и немцы, включая тех, кто жил здесь задолго до войны. Сразу после войны, когда Варшава лежала в руинах, сюда переехало правительство, но некоторое время спустя оно вернулось в столицу. 
Alone Улица Пиотрковска во время немецкой оккупации, 1940-е гг.
Годы коммунистической власти принесли с собой недолгое возрождение текстильной промышленности. Однако после 1989-го года работа снова встала. Большинство фабрик было приватизировано, и только немногим удалось выжить в новых рыночных условиях. Последующий перевод производства в Китай поставил жирную точку в индустриальной истории Лодзи. Зато своеобразная атмосфера и городской пейзаж стали благоприятной средой для городской культуры, художественных экспериментов, проведения самых разных фестивалей и, как следствие, развития туризма.

Alone Центральный музей текстильной промышленности (бывшая «Белая фабрика» Людвига Гейера)
Современность
Alone «Пиотрковска офф»
Сначала Лодзь производит гнетущее впечатление своей постиндустриальной архитектурой, глухими фасадами всех оттенков серого, заброшенными особняками и старыми низкими постройками с заколоченными первыми этажами и разбитыми окнами, заткнутыми одеялами. Здания находятся в аварийном состоянии, но в них по-прежнему живут люди, которые не в состоянии платить за коммунальные услуги, а у города нет бюджета на расселение и реконструкцию. Большинство построек являются историческими памятниками, то есть снести их нельзя, а восстанавливать нет денег. Или у здания есть владелец, который живет где-то далеко и на реконструкцию ему тратиться не с руки. 
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone «Пиотрковска офф» Alone «Пиотрковска офф» Alone «Пиотрковска офф» Alone «Пиотрковска офф»
Старые желто-красные трамваи, промышленные зоны, где на крышах отдельных цехов растет лес, где-то на окраинах — типовые блочные дома. Улица Пиотрковска (Ulica Piotrkowska) — городская артерия длиною в пять километров. Местные смеются: «Лодзь — город хипстеров». На фоне скверной погоды, разрушенных складов и печных труб быть ярким совсем не сложно. В городе много учебных заведений, в том числе известная Киношкола и Академия искусств. Много пустых помещений с низкой арендой — прекрасное сочетание, чтобы открыть кафе, галерею или магазин с одеждой, книгами и поделками. Таким местом является «Пиотрковска офф» (OFF Piotrkowska Center)—  бывшая фабрика, ставшая центром сосредоточения молодежи. Бары, магазины, пекарня, кафе и забегаловки, клубы, галерея, эко-рыночек, рампа. Стены плотным слоем расписаны граффити, мальчики  —  с досками и в квадратных очках, девочки —  в шапках и клетчатых рубашках. Все как положено.

Alone Старе Полесье
Четыре остановки на автобусе или пятнадцать минут пешком — Старе Полесье (Stare Polesie). Район вроде как смутный, столетний, даже старше. Арки-дворы, трамвайные пути, костелы, кладбище, бывшая мануфактура, старая больница. Здесь дворы не закрывают воротами, а двери подъездов часто остаются открытыми. Чужих не боятся — их тут нету. Во дворах – гаражи, сараи, рабочий инвентарь — какой-то сельскохозяйственный уклад. Гусей только не хватает. Иногда — мусор, иногда — палисадник и лавочки. Много старой брусчатки: в польском языке есть удачное выражение для подобных дорог, вымощенных булыжниками — «кошачьи лбы». 
Говорят, что Полесье — неспокойное место. Это неправда. Так и про саму Лодзь говорят. Мол, фанаты, пролетарии и гопники. Вcе напрямую зависит от вашей тяги к приключениям. На стенах самые частые надписи — 1908, LKS, Stare Polesie, красно-белый флаг и лодочка. Некоторые магазины с алкоголем работают круглосуточно, самые популярные автобусные рейсы — в пять-шесть утра.
Twocol Twocol Twocol Twocol
Некоторые промзоны получили вторую жизнь благодаря зарубежным инвестициям. Одним из наглядных примеров является проект «Мануфактура» — бывшая фабрика Израиля Познаньского, одного из самых известных лодзинких промышленников. В зданиях старых цехов и мастерских сейчас находятся крупнейший в Польше торгово-развлекательный комплекс, несколько музеев, а территория на воздухе используется как парк.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Ксенжи Млын Alone Ксенжи Млын Alone Ксенжи Млын
Важной городской достопримечательностью является Ксенжи Млын (Księży Młyn) —  крупный фабрично-жилищный комплекс. Он был создан на месте мельничного поселка на реке Ясень, отсюда и название. Комплекс принадлежал двум известнейшим семьям фабрикантов: Шейблерам и Грохманам. Историческую ценность и своего рода уникальность представляет рабочий микрорайон с собственной больницей, школой, пожарной службой, магазинами и жилыми домами — «фамулы». Все это до сих пор обжито и функционирует, чего нельзя сказать о фабрике. Одна часть ее реконструирована, и сейчас здесь находятся бизнес-центр и гостиница, зато другая недружелюбно встречает посетителей разрушенными стенами и пустыми оконными проемами. 

Alone Ксенжи Млын
В Лодзи имеет смысл перемещаться на велосипеде — город плоский и везде есть велопарковки. Но главное, что так проще проникнуть в местную «многослойность», почувствовать, как город развивался и как приходил в упадок в ходе новой истории. Империя сменилась республикой, потом снова империей, и еще раз республикой. Эклектику вытеснил конструктивизм, чтобы смениться панельными многоэтажками, универсальными торговыми центрами и офисными зданиями. Строгие неоготические костелы соседствуют с экспериментальной архитектурой культовых построек. 

Alone Александра Кроликова в Лодзи
Поляки очень чувствительны к внешней среде: в каждом городе проводятся фестивали уличного искусства с широким диапазоном художественных дисциплин и солидным списком участников. Культурные институции постоянно ищут новые приемы для представления искусства в городской среде, для вовлечения зрителя в художественный процесс. Особенное внимание кураторов привлекает настенная живопись. Для этого  есть все предпосылки: традиция советской монументальной живописи и широкое поле деятельности в виде глухих высоких стен и промышленных территорий.
Настенная живопись
Alone Магазин резиновой обуви «Стомил», 1972 г., закрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Во время Второй мировой войны Лодзь пострадала не очень сильно. Бомбардировки не велись в основном потому, что почти половину населения составляли немцы, в том числе крупные промышленники. В отличие от остальных разрушенных городов, которые отстраивались заново, в Лодзи сохранилась довоенная система застройки, и узкие улицы не соответствовали требованиям растущей метрополии. Приходилось демонтировать жилые кварталы для расширения дорог, увеличения количества маршрутов городского транспорта и автопарков.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Дом готового платья, 1977-1978 гг., рисунок не сохранился. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale. Alone Дом готового платья, 1977-1978 гг., рисунок не сохранился. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
В ходе строительства в городе появилось огромное количество пустых и мрачных фасадов, безрадостных внутренних дворов и заборов длиною в сотни метров. Городской совет принял решение использовать образовавшиеся пустоты в рекламных целях, и в начале 1950-х годов началась первая волна настенной живописи. В 1970-1980-х годах благодаря прогрессу в области изготовления материалов для настенной росписи широкоформатная реклама получила массовое распространение и внесла значительное оживление в городской пейзаж.

Alone Торговая компания «Отекс», закрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Условно говоря, историю настенных изображений советской эпохи можно разделить на три периода. Послевоенные годы характеризовала простота рисунка, изображение рекламируемого товара, название фирмы или магазина, приглушенные цвета. Рекламировалась даже не возможность пользоваться товарами, а сам факт их существования. Наряду с созданием государственной монополии и централизованно управляемой экономики особой необходимости в рекламе не было, так же как не было выбора у покупателя. Поэтому в основном изображались логотипы региональных и государственных предприятий.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Торговое предпиятие «Текстилемпекс», 1977 г., закрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale. Alone Кинотехническая компания «Пререкс», 1980-е, закрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Второй период пришелся на 1960-1970-е годы. Появились новые приемы передачи информации: реклама стала шутить, прибегать к сравнениям и двусмысленностям. Композиция заметно усложнилась, типографика стала разнообразнее, а краски ярче. В настенных изображениях стали применять приемы агитационных плакатов, используя их силу воздействия для решения актуальных коммерческих задач. 

Alone Киностудия, 1978 г., здание снесено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Третий период сложился на рубеже 1970-1980-х, когда основные послевоенные нужды были удовлетворены, и у людей появилось больше времени для досуга, желание и, главное, возможность что-то покупать. Правда, спрос во много раз превышал скромное предложение. Как правило организации-заказчики не представляли себе стоимость проектов и не интересовались изобразительными методами. Им был важен только транслируемый смысл. Так что художники использовали настенную рекламу, как визитную карточку, демонстрирующую уровень мастерства и творческий подход. Реклама стала броской подобно западной, а слоганы — отвлеченными. Впервые настенные изображения стали рассматриваться как самодостаточный художественный объект в городской среде, и встал вопрос о правдоподобности: зачем рисовать дефицитные товары, которые нельзя приобрести? Так, изображения становились более абстрактными и универсальными. 
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Торговое предпиятие «Трикот», 1988 г., закрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale. Alone Фабрика хлопковой промышленности, 1986 г., в хорошем состоянии. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Другой функцией монументальной живописи была пропаганда. Ее интенсивность напрямую зависела от воеводства, то есть от региона. На территории Возвращенных земель часто встречались работы, иллюстрирующие насыщенную историю края. Популярным мотивом для фасадной живописи являлась новая карта польских границ. В изображениях широко использовались национальные символы, патетические лозунги и красно-белый флаг.
Twocol Twocol Twocol Twocol
Размах визуальной информации вызывал живую зрительскую реакцию. Так, популярный лозунг: Socjalism = pokój  («Социализм = мир») трансформировался в «Kapitalizm = trzy pokoje z kuchnią» («Капитализм = три комнаты с кухней»). Это — классический каламбур, построенный на двузначности слова pokój: в зависимости от контекста слово может означать либо «мир», либо «комната». Повсеместная активность анонимных шутников привела к тому, что изображения информационного характера стали размещать на специально установленных стендах в местах скоплениях народа: на площадях, остановках, рабочих предприятиях.
Alone Фирма экспортных товаров «Певикс», 1987 г., в хорошем состоянии. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
В основном стенды использовались для социальных кампаний, предлагающих гражданам некую модель поведения и потребления. На побережье повсеместно попадалась реклама рыболовного хозяйства: «Рыба — вкусно, здорóво, дешево». С помощью настенной живописи государство сообщало жителям о необходимости заботиться о здоровье, беречь природу, соблюдать правила пожарной безопасности, повышать уровень личной культуры.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Антитабачная кампания, 1987 г., рисунок не сохранился. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale. Alone Антитабачная кампания, 1987 г. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
В зависимости от размера стены на создание работы уходило от нескольких дней до двух недель. Чаще всего над проектом работали два-три человека. Материалы использовались самые простые: карандаши, линейки, канаты, кисти и щетки. Иногда прибегали к помощи проекторов, но их технические возможности были очень скромными, поэтому в основном пользовались трафаретами. При создании рисунка старались учитывать и обыгрывать детали: оконные проемы, водосточные трубы, карнизы. Для росписи брали промышленные масляные краски, непрозрачные и герметичные. Годы спустя именно они окажутся главной причиной разрушения фресок: краска трескается и отпадает вместе с кусками штукатурки. 

Alone Фабрика хлопковой промышленности «Эскимо», 1970-е, закрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Несмотря на скромность технологий, качество настенных рисунков было на высоком уровне. В создании работ участвовали выпускники и преподаватели Академии искусств, которые также экспериментировали с неоновым оформлением, дизайном интерьеров и городским проектированием. Комиссия по утверждению эскизов состояла исключительно из профессионалов. Заказчик утверждал рисунок по критерию: «нравится — не нравится». Затем его оценивало жюри из профессоров Университета и членов Союза художников, а последней инстанцией был главный городской архитектор и должностное лицо, отвечавшее за эстетический вид города. 

Alone Общество фотографии «Спектрум», 1980-е, закрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Общедоступность настенных рисунков, несомненно, оказала влияние на художественный вкус нескольких поколений, а современная настенная живопись продолжает эту традицию. В пользу данного предположения говорит отсутствие граффити и тегов на исторических зданиях, памятниках, новых или отремонтированных зданиях и городских достопримечательностях. Справедливости ради стоит добавить, что, конечно, вандализм присутствует, но он в разы меньше, чем в соседних странах — например, в Чехии, где практически отсутствуют расписанные торцы и фасады зато много изрисованных костелов и жилых домов, не зависимо от их исторической ценности. Окраины впрочем везде похожи. По крайней мере те, в которых есть гаражи, панельные многоэтажки и промзоны. 
Twocol Twocol Twocol Twocol
К сожалению, большинство старых настенных работ находится в плачевном состоянии. Часть не сохранилась, многие закрашены слоем штукатурки или затянуты рекламой. Остается надеяться, что на их реконструкцию найдутся средства раньше, чем время, коммунальные службы и девелоперы их окончательно уничтожат.
Alone Лодзинский Парк культуры и отдыха, 1977 г., перекрашено. Фото из книги Бартоша Штепена Łódzkie murale.
Urban Forms Fondation
Alone Проэмбрион (Proembrion). Фото: © Urban Forms Foundation
После падения коммунизма монументальная живопись постепенно стала частью прошлого, и до конца 2000-х о ней не вспоминали, пока мода не сделала очередной виток и не придала ей ретрообаяния. C 2009-го года в Лодзи работает галерея и фонд Urban Forms, основной задачей которого является создание постоянной экспозиции настенной живописи в городском пространстве. Благо, что поверхностей для творчества в черте города хватает. 

Alone Арис (Aryz) и Os Gemeos. Фото: © Urban Forms Foundation
В основном рисунки появляются на фасадах жилых домов, длинных стенах торговых центров и бывших фабричных постройках в центре города. Коллекция представляет собой работы как известных зарубежных художников, так и представителей местной сцены. На сегодняшний момент с помощью галереи в городе появилось тридцать настенных рисунков, не считая временных объектов вроде 3D рисунков на асфальте и инсталляций, выполненных во время летних фестивалей. Галерея регулярно проводит пешие экскурсии и велотуры, во время которых куратор и добровольцы рассказывают о каждом из экспонатов, его создателе, а для иностранцев и об истории Лодзи. 
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone M-City. Фото: © Urban Forms Foundation Alone M-City. Фото: © Urban Forms Foundation Alone M-City. Фото: © Urban Forms Foundation
Своей основной задачей Urban Forms называет создание общедоступного художественного пространства, привлекательного не только для горожан, но и для туристов. Кроме того, организаторы стараются сделать современное искусство доступным для понимания большему количеству людей, и речь не идет только о стрит-арте — скорее город здесь играет роль выставочной площадки. Для достижения этой цели кураторы выбирают максимально непохожих художников и предлагают им возможность для совместного творчества. Их не ограничивают в выборе тем и технических средств, оставляя полную свободу для диалога со зрителем.

Alone Etam Cru и Сэт Уан (SatOne). Фото: © Urban Forms Foundation
Галерея не работает с политическими и коммерческими предложениями. Она старается перекинуть мост между фасадной живописью 1960-1970-х годов и современным творчеством. Для этого регулярно организуют публичные встречи с авторами книг об истории монументальной живописи и польском стрит-арте, мастер-классы с художниками и дискуссии, на которые приглашаются все желающие.
Интервью с руководителем Urban Forms Foundation
Как правильно называть вашу организацию — фонд или галерея?

Мы — фонд, чья деятельность касается искусства в городской среде. Галерея — это один из наших ключевых проектов. Ежегодно мы организовываем международный стрит-арт фестиваль, в рамках которого представляем самые разные дисциплины: инсталляции, граффити, арт-объекты, настенную живопись, а также богатую сопроводительную программу, включающую в себя встречи, лекции, мастер-классы, кинопоказы, концерты и экскурсии.

Тереза Латушевска-Сирда. Фото: © Михаил Сикора (Michal Sikora)
Alone Etam Cru. Фото: © Urban Forms Foundation
С чего вы начинали и почему выбрали именно такую форму представления современного искусства?

Так получилось, что однажды я приняла участие в организации граффити-фестиваля. Потом я нашла информацию о пражской стрит-арт акции Names Fest и в это же время — в 2008-м году —  посетила известную выставку Street Art в Tate Modern в Лондоне. Я начала изучать феномен уличного искусства и поняла, что оно идеально подходит для нашего города, где в самом центре вдоль главных улиц много широких пустых фасадов, не говоря уже о внутренних дворах. Кроме того, я — патриот. Мне нравится Лодзь, и я всегда мечтала добавить городу свежести и новизны, заинтересовать горожан нашей собственной историей. Стрит-арт, особенно настенная живопись, мне показался идеальным методом решения этой задачи.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Арис (Aryz).Фото: © Арис Alone Арис (Aryz).Фото: © Арис
Как еще вы продвигаете уличное искусство, помимо монументальной живописи?

В этом году мы организовывали создание 3D рисунков на асфальте. Также в 2012-м году состоялась акция «Искусство между прочим», во время которой двое молодых художников рисовали рядом с автобусными и трамвайными остановками — своего рода городская интервенция. Основным посылом акции было обратить внимание людей на мир вокруг, заставить их на минутку задуматься. 
Preview Preview Preview Preview Preview Preview
Кроме того, в декабре мы приняли участие в конкурсе на реконструкцию исторических жилых домов на улице Огарна в Гданьске и выиграли. Проект назывался Ogarna.2.0. Это одна из самых длинных улиц старого города. Во время войны Гданьск сильно пострадал, и, несмотря на многолетнюю реставрацию, былая оживленность к Огарной не вернулась. Это — пустая, малолюдная улица в самом центре. Главная цель проекта — сделать ее вновь привлекательной для жителей города и многочисленных туристов. Мы работали над реконструкцией и росписью двадцати фасадов. В проекте принимали участие польские уличные художники. Сначала решение вызвало много дискуссий и непонимание среди горожан. Мы проводили встречи, показывали эскизы, объясняли технику исполнения. Широко освещали происходящее в соц. сетях.
Twocol Twocol Twocol Twocol
Как обычно местные жители реагируют на вашу деятельность?

Им нравится наша работа, нас редко критикуют. Недавно группа жильцов захотела принимать участие в выборе рисунка для росписи. Мы решили на будущее это учитывать. Также мы опрашиваем окрестных жителей, нравятся ли им настенные изображения  или нет, проводим интернет-голосования. Результаты мы сортируем и анализируем, и они учитываются при дальнейшем выборе. 
Alone Пенер (Pener). Фото: © Urban Forms Foundation
Как вы выбираете место для рисунка? Стена — это просто холст или это некий объект, вписанный в окружающую среду?

Чаще всего мы выбираем фасады жилых не сильно разрушенных домов. Хотя, например, Инти (Inti) рисовал на многоэтажном доме в пригороде. В этом году мы планируем уделить особое внимание площади Старого рынка, которая после открытия рядом «Мануфактуры» перестала привлекать горожан.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Инти (Inti). Фото: © Urban Forms Foundation Alone Инти (Inti). Фото: © Urban Forms Foundation
Кто вас поддерживает?

Главную поддержку мы получаем от городского муниципалитета. В Польше местные органы власти обязаны поддерживать общественные организации, предоставляя им заботиться о так называемых общественных задач. Это делается на основе конкурса, в результате которого организация получает грант на реализацию проектов. Мы получали такую поддержку три раза. Также мы принимаем участие в различных грантовых программах, иногда нас поддерживают спонсоры. В прошлом году мы открыли небольшой сувенирный магазин, где можно приобрести футболки и сумки с принтами настенных рисунков, а также плакаты и каталоги. Кроме того, мы организовываем платные экскурсии.
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Etam Cru. Фото: © Urban Forms Foundation Alone Etam Cru. Фото: © Urban Forms Foundation Alone Etam Cru. Фото: © Urban Forms Foundation
Сколько людей работает в Urban Forms?

Основная группа — три человека. Я являюсь вице-призедентом фонда, Михал Бежински занимается PR поддержкой, а Агнежка Реске отвечает за административную работу и волонтеров. Также у нас есть бухгалтер, который сотрудничает с нами удаленно. По сути говоря, это благотворительная работа. Мы выступаем в проектах в роли координаторов и набираем штат временных работников. 

Twocol Twocol Twocol Twocol
Ваши работы затрагивают только эстетические аспекты. Вы сознательно не касаетесь социальных и политических проблем?

Мы имеем дело с конкретной городской средой и хотели бы остаться в рамках ее интересов и присущих ей художественных форм. Мы не ограничиваем художников в выборе тем, но просим исключить рекламу и не затрагивать политические и религиозные проблемы. 
предыдущая 1 / 1 следующая
Alone Фото: © Urban Forms Foundation Alone Фото: © Urban Forms Foundation
Какие задачи стоят перед фондом в ближайшем будущем?

Мы работаем над организацией ежегодного стрит-арт фестиваля, в котором помимо настенной живописи будут представлены и другие формы искусства в городской среде, например, инсталляции. Хочется освоить новые формы представления уличного искусства, например, рекламные щиты. Кроме того, мы планируем уделять больше внимания взаимодействию с местными жителями. Планируем выпуск фотоальбома с результатами наших исследований в области уличного искусства: у нас накопилось достаточно эксклюзивного материала. Также будем уделять больше внимания городским турам, созданию мультимедийных приложений и выпуску нашей фирменной продукции. 
Материал подготовили: 
Посмотреть книгу Бартоша Штепана «Лодзинские стены» можно здесь, а карту в формате PDF на английском языке с некоторыми стенами — здесь. Узнать больше об Urban Forms Foundation можно на официальном сайте.
8 понравилось
Пересечение Пересечение

В выставке, открывшейся в парижской галерее Celal, приняли участие Эрози, Томек и Graphic Surgery. Каждый из художников показал по несколько работ, представляющих авторское видение абстракции.

0 969
Подборка граффити-видео: 65 Подборка граффити-видео: 65

Максим Реванш в Петербурге, новая работа Бена Эйни, трейрайтеры из Германии и субкультура южноафриканских подростков — в нашей очередной подборке граффити-видео.

0 1265
Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь или войдите на сайт.